Приветствую Вас Гость!
Суббота, 15.12.2018, 08:47
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Новости нашего прихода [1099]
Здесь можно узнать о предстоящих мероприятиях и последних событиях нашего прихода.
Новости епархиальной жизни [142]
Здесь можно узнать о предстоящих мероприятиях и последних событиях происходящих в нашей епархии.
Православный календарь. [914]
Новости общецерковной жизни [203]
Частное мнение. [539]
Это интересно. [89]
Объявление. [58]
Событие. [44]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Календарь

«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Православный календарь
29 ноября
Седмица 27-я по Пятидесятнице. Рождественский пост. Евангелист Матфей.
Евангелист Матфей
Апостола и евангелиста Матфея (икона). Прав. Фулвиана, кн. Ефиопского, во св. Крещении Матфея. Сщмч. Филумена Святогробца (Иерус.). Сщмч. Феодора пресвитера и с ним мчч. Анании и Михаила. Сщмчч. Иоанна, Николая, Виктора, Василия, Макария и Михаила пресвитеров. Прмч. Пантелеимона. Мч. Димитрия.

Поиск

Вход на сайт

Главная » 2018 » Октябрь » 12 » 9 октября – Преставление
16:16
9 октября – Преставление

ДНИ ПАМЯТИ:

21 мая

13 июля – Собор славных и всехвальных 12-ти апостолов

9 октября – Преставление

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА 

Свя­той апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов, ко­то­ро­го Спа­си­тель на­звал Сы­ном Гро­мо­вым, был бра­том свя­то­го Иа­ко­ва, сы­ном Зе­ве­дея и Са­ло­мии. Со­глас­но пра­во­слав­но­му пре­да­нию, Са­ло­мия бы­ла до­че­рью от пер­во­го бра­ка свя­то­го Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Та­ким об­ра­зом, Иоанн при­хо­дил­ся Гос­по­ду Иису­су Хри­сту пле­мян­ни­ком.

Свя­той Иоанн, са­мый мо­ло­дой из апо­сто­лов, был юно­шей с чи­стым, про­стым серд­цем. Его на­зы­ва­ли «воз­люб­лен­ным уче­ни­ком» Гос­по­да. Он при­над­ле­жал к чис­лу тро­их бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста и был сви­де­те­лем яв­ле­ния Бо­же­ствен­ной Си­лы Гос­по­да, ко­то­рую Он от­кры­вал лишь немно­гим из­бран­ным. Так, вме­сте с Пет­ром и Иа­ко­вом он при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии до­че­ри Иа­и­ра, пре­об­ра­же­нии Хри­ста на го­ре Фа­вор, мо­ле­нии Гос­по­да о ча­ше в Геф­си­ман­ском са­ду. Ко­гда Гос­подь на Тай­ной ве­че­ре ска­зал уче­ни­кам о ско­ром пре­да­тель­стве, имен­но свя­той апо­стол Иоанн, ко­то­рый «воз­ле­жал у гру­ди Иису­са», осме­лил­ся спро­сить, кто из них пре­даст Его. Ко­гда Гос­по­да рас­пя­ли, из всех уче­ни­ков один Иоанн не скрыл­ся, но сто­ял вме­сте с Бо­го­ро­ди­цей у Кре­ста. Иисус, ви­дя, как он скор­бит, ска­зал: «Же­но, се сын Твой!», а Иоан­ну: «Се Ма­терь твоя!» По­сле смер­ти, вос­кре­се­ния и воз­не­се­ния Хри­ста Иоанн взял Ма­терь Бо­жию в свой дом и не ухо­дил из Иеру­са­ли­ма на про­по­ведь до са­мо­го Ее Успе­ния.

Ко­гда уче­ни­ки бро­са­ли жре­бий, чтобы опре­де­лить, ко­му в ка­кие зем­ли ид­ти для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, Иоан­ну до­ста­лась Ма­лая Азия. Со­глас­но жи­тию свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при­ня­то­му в Гре­ции, он при­нял свой жре­бий с тя­же­лым серд­цем, по­сколь­ку ис­пы­ты­вал страх пе­ред смер­тель­ны­ми опас­но­стя­ми мор­ско­го пу­те­ше­ствия, ко­то­рые, как он пред­ви­дел, ожи­да­ли его. Упав на ко­ле­ни пе­ред апо­сто­ла­ми, он при­знал­ся в сво­ем ма­ло­ду­шии. Апо­сто­лы по­про­си­ли Иа­ко­ва, пер­во­го епи­ско­па Иеру­са­ли­ма, воз­не­сти Гос­по­ду мо­лит­ву о про­ще­нии свя­то­го Иоан­на. Иа­ков так и сде­лал, по­сле че­го все с ми­ром разо­шлись.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя апо­сто­лам от­прав­лять­ся на про­по­ведь, Иоанн остал­ся в Иеру­са­ли­ме с Бо­жи­ей Ма­те­рью и про­жил там до Ее Успе­ния, то есть при­бли­зи­тель­но до 50 го­да. По­том он от­плыл в Ефес вме­сте с Про­хо­ром, од­ним из пер­вых се­ми диа­ко­нов, ко­то­рый стал и его пер­вым агио­гра­фом. Как и пред­ви­дел Иоанн за мно­го лет до то­го, они по­чти сра­зу же по­па­ли в ко­раб­ле­кру­ше­ние. Через несколь­ко ча­сов по­сле от­плы­тия под­нял­ся страш­ный шторм, и ко­рабль по­шел ко дну. Все со­рок три че­ло­ве­ка, на­хо­див­ших­ся на бор­ту, до­бра­лись до бе­ре­га, дер­жась за об­лом­ки суд­на. И толь­ко свя­той Иоанн про­пал без ве­сти. Про­хор, скор­бя, от­пра­вил­ся в Ефес пеш­ком. Спу­стя со­рок дней, стоя у мо­ря неда­ле­ко от Ма­ри­о­ти­са, Про­хор к сво­е­му ве­ли­ко­му изум­ле­нию уви­дел, как о бе­рег раз­би­лась огром­ная вол­на и вы­нес­ла апо­сто­ла Иоан­на, по­сле че­го они про­дол­жи­ли путь в Ефес.

Со­глас­но тра­ди­ци­он­ной вер­сии жи­тия свя­то­го Иоан­на, их пер­вым ис­пы­та­ни­ем в Ефе­се ста­ла встре­ча со зло­нрав­ной жен­щи­ной по име­ни Ро­ма­на. Она стра­да­ла чрез­мер­ной пол­но­той и об­ла­да­ла боль­шей физи­че­ской си­лой, неже­ли все окру­жав­шие ее муж­чи­ны. Ро­ма­на управ­ля­ла об­ще­ствен­ны­ми ба­ня­ми, вла­дель­цем ко­то­рых был мест­ный на­чаль­ник по име­ни Ди­о­ско­рид. Встре­тив Иоан­на и Про­хо­ра, она пред­ло­жи­ла им ра­бо­ту – то­пить огонь в бане и тас­кать во­ду за еду, кров и неболь­шую пла­ту. Они со­гла­си­лись, и она по­ста­ви­ла их ра­бо­тать, но ско­ро на­ча­ла при­тес­нять и да­же бить свя­то­го Иоан­на. Так про­дол­жа­лось мно­го дней, и в кон­це кон­цов Ро­мане при­шла в го­ло­ву мысль предъ­явить пра­ва на Иоан­на и Про­хо­ра, объ­явив их сво­ими бег­лы­ми ра­ба­ми. Ей уда­лось убе­дить мест­но­го су­дью в обо­сно­ван­но­сти сво­их пре­тен­зий, и он вы­дал ей бу­ма­ги на пра­во вла­де­ния эти­ми дву­мя людь­ми.

Фун­да­мент ку­паль­ни был за­ло­жен на ме­сте при­не­се­ния жертв, и по­то­му в них устро­и­ли свое жи­ли­ще бе­сы. Там уми­ра­ли юно­ши и де­вуш­ки, и од­на­жды, ко­гда ту­да за­шел един­ствен­ный сын Ди­о­ско­ри­да Домн, бе­сы за­ду­ши­ли его. Ди­о­ско­рид, узнав об этом, умер от это­го неожи­дан­но­го го­рест­но­го из­ве­стия. Ро­ма­на очень силь­но скор­бе­ла. Она при­шла к апо­сто­лу и ста­ла умо­лять его о по­мо­щи, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся Гос­по­ду, и Домн вос­крес. По­том они от­пра­ви­лись в дом его от­ца, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся над ним, и он то­же вос­стал из мерт­вых. Ро­ма­на глу­бо­ко рас­ка­я­лась в же­сто­ком об­ра­ще­нии с апо­сто­лом Иоан­ном, и он кре­стил ее вме­сте с Ди­о­ско­ри­дом и Дом­ном. Они ста­ли пер­вы­ми хри­сти­ана­ми Ефе­са.

По­сле их об­ра­ще­ния в Ефе­се от­ме­ча­ли язы­че­ский празд­ник бо­ги­ни Ар­те­ми­ды, Апо­стол Иоанн при­со­еди­нил­ся к тол­пе пи­ру­ю­щих и, стоя на по­ста­мен­те ста­туи бо­ги­ни, об­ра­тил­ся к на­ро­ду с про­по­ве­дью о Хри­сте. Разъ­ярен­ная тол­па языч­ни­ков ста­ла за­бра­сы­вать его кам­ня­ми, но бла­го­дать Бо­жия по­кры­ва­ла его, и ни один ка­мень его не кос­нул­ся, но по­стра­да­ла ста­туя. На­па­дав­шие при­шли в бе­шен­ство и от­ка­зы­ва­лись слу­шать уве­ще­ва­ния апо­сто­ла, при­зы­вав­ше­го их ве­сти се­бя как по­до­ба­ет ра­зум­ным лю­дям, а не ди­ким зве­рям. Тол­па неистов­ство­ва­ла, и Иоанн в кон­це кон­цов воз­дел ру­ки к небу, про­ся Бо­га по­слать зна­ме­ние, чтобы при­ве­сти лю­дей к по­ка­я­нию. И вот раз­ра­зи­лось силь­ное зем­ле­тря­се­ние, раз­верз­лась зем­ля, и из рас­се­ли­ны вы­рва­лась ог­ром­ная мощ­ная струя па­ра. Из при­сут­ство­вав­ших две­сти че­ло­век упа­ли за­мерт­во от стра­ха. По­сле то­го как зем­ле­тря­се­ние пре­кра­ти­лось, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся о воз­вра­ще­нии их к жиз­ни. Они вос­ста­ли из мерт­вых, по­сле че­го сот­ни ефе­сян при­ня­ли кре­ще­ние.

Через неко­то­рое вре­мя свя­той Иоанн сам под­нял­ся в храм и си­лой мо­лит­вы по­верг глав­ное из­ва­я­ние бо­ги­ни это­го го­ро­да, а по­том и весь храм. Ви­дя все эти чу­де­са и зна­ме­ния, ты­ся­чи лю­дей об­ра­ти­лись ко Хри­сту, А тем вре­ме­нем из­ве­стие о раз­ру­ше­нии хра­ма до­шло до им­пе­ра­то­ра До­ми­ци­а­на (81–96 гг.). Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли, что некий кол­дун по­верг в прах глав­ный храм Ефе­са. Он при­ка­зал схва­тить апо­сто­ла Иоан­на и, за­ко­вав в це­пи, при­ве­сти к нему. До­ми­ци­ан и рань­ше устра­и­вал го­не­ния на хри­сти­ан, и ко­гда к нему при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на, им­пе­ра­тор по­ве­лел сна­ча­ла бить его, а по­том каз­нить. Гос­подь за­щи­тил Сво­е­го из­бран­ни­ка, и яд, ко­то­рый его за­ста­ви­ли вы­пить, не по­дей­ство­вал. То­гда его бро­си­ли в ко­тел с ки­пя­щим мас­лом, но и тут апо­стол остал­ся невре­дим. Им­пе­ра­тор ре­шил, что апо­стол Иоанн бес­смер­тен, и со­слал его на ост­ров Пат­мос.

Апо­сто­ла за­ко­ва­ли в це­пи и по­са­ди­ли на ко­рабль вме­сте с его уче­ни­ком Про­хо­ром. Пе­ре­пу­ган­ные страж­ни­ки шеп­та­лись меж­ду со­бой: «За ним на­до сле­дить во­всю – он кол­дун и тво­рит ужас­ные де­ла». На пу­ти к Пат­мо­су один из них упал за борт. На ко­раб­ле на­хо­дил­ся отец это­го страж­ни­ка. Он очень го­ре­вал, и с ним скор­бе­ла вся ко­ман­да. Счи­тая Иоан­на кол­ду­ном, они об­ра­ти­лись к нему за по­мо­щью. Он спро­сил их, ка­ким бо­гам они по­кло­ня­ют­ся. Они ста­ли на­зы­вать име­на сво­их мно­го­чис­лен­ных бо­гов, а он во­про­шал их, как в этом сон­ме бо­гов не на­шлось ни од­но­го, кто мог бы спа­сти их то­ва­ри­ща. Иоан­на от­ве­ли к то­му бор­ту ко­раб­ля, с ко­то­ро­го упал страж­ник, и апо­стол, воз­дев ру­ки к небу, стал про­сить Гос­по­да спа­сти уто­нув­ше­го. Вне­зап­но из глу­би­ны мо­ря на­ча­ли из­вер­гать­ся вол­ны го­ря­чей во­ды, и од­на из волн, уда­рив о па­лу­бу, вы­нес­ла к но­гам апо­сто­ла смы­то­го за борт мо­ло­до­го страж­ни­ка. Он был жив. В даль­ней­шем по мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на утих силь­ный шторм, ко­ман­да, из­ны­вав­шая от жаж­ды, по­лу­чи­ла све­жую во­ду, и по­лу­чил ис­це­ле­ние че­ло­век, боль­ной ди­зен­те­ри­ей. Страж­ни­ки и ко­ман­да хо­те­ли осво­бо­дить апо­сто­ла Иоан­на, но тот ска­зал: «Нет, ча­да мои, это непра­виль­но, вы долж­ны до­ста­вить ме­ня ту­да, ку­да вам ве­ле­ли, чтобы им­пе­ра­тор не на­ка­зал вас». Ко­гда они при­плы­ли на Пат­мос, к го­ро­ду под на­зва­ни­ем Фло­ра, страж­ни­ки пе­ре­да­ли апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра пра­ви­те­лю го­ро­да, но при этом про­си­ли Иоан­на поз­во­лить им остать­ся вме­сте с ним на Пат­мо­се. В те­че­ние де­ся­ти дней апо­стол на­став­лял их в ве­ре, по­том бла­го­сло­вил, кре­стил и ото­слал их с ми­ром.

Во Фло­ре апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра по­се­ли­ли в до­ме у бо­га­то­го че­ло­ве­ка по име­ни Ми­рон, те­стя пра­ви­те­ля ост­ро­ва Лав­рен­тия. Сын Ми­ро­на Апол­ло­нид был одер­жим бе­сов­ским ду­хом про­ри­ца­ния, и ко­гда Иоанн с Про­хо­ром во­шли в дом, он убе­жал в пу­сты­ню. Встре­во­жен­ные ро­ди­те­ли ре­ши­ли, что апо­стол на­вел на него ча­ры, а по­том сам юно­ша по вну­ше­нию диа­во­ла при­слал им пись­мо, в ко­то­ром утвер­ждал, что так оно и бы­ло. Они при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на к пра­ви­те­лю, а тот по­са­дил его в тем­ни­цу. Апо­стол Иоанн по­про­сил дать ему воз­мож­ность по­слать Апол­ло­ни­ду пись­мо, и пра­ви­тель со­гла­сил­ся, на­де­ясь, что пись­мо «кол­ду­на» сни­мет с юно­ши ча­ры. Иоанн на­пи­сал: «По­веле­ваю те­бе име­нем Иису­са Хри­ста оста­вить этот об­раз Бо­жий и от­ныне ни­ко­гда не вхо­дить ни в од­но­го че­ло­ве­ка. По­кинь этот ост­ров и на­все­гда оста­вай­ся в пу­стыне». Как толь­ко пись­мо пе­ре­да­ли юно­ше, бес вы­шел из него, и юно­ша вер­нул­ся до­мой. Апол­ло­нид рас­ска­зал сво­им до­маш­ним дол­гую ис­то­рию сво­ей одер­жи­мо­сти. Вся се­мья кре­сти­лась, а так­же дочь и внук Ми­ро­на (то есть же­на и сын пра­ви­те­ля). Сам пра­ви­тель стал хри­сти­а­ни­ном по­сле то­го, как оста­вил служ­бу.

По мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на лю­ди ис­це­ля­лись от те­лес­ных и ду­шев­ных неду­гов, бес­плод­ные жен­щи­ны по­лу­ча­ли спо­соб­ность к де­то­рож­де­нию, неве­ру­ю­щие об­ре­та­ли ве­ру. Хра­мы Апол­ло­на и Ди­о­ни­са на Пат­мо­се рас­сы­па­лись в прах, как толь­ко апо­стол на­чал мо­лить­ся. Боль­шую часть вре­ме­ни, про­жи­то­го в из­гна­нии, он про­вел, убеж­дая лю­дей оста­вить тще­ту язы­че­ства и об­ра­тить взо­ры ко Хри­сту.

В то вре­мя на Пат­мо­се жил волхв по име­ни Ки­нопс (в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го это озна­ча­ет «со­ба­чье ли­цо»), ко­то­рый го­да­ми ски­тал­ся по пу­стын­ным ме­стам, про­ро­че­ство­вал, об­ща­ясь с бе­са­ми. Мно­гие жи­те­ли ост­ро­ва счи­та­ли его выс­шим су­ще­ством, и по­сле то­го, как Иоанн раз­ру­шил храм Апол­ло­на, жрец это­го хра­ма по­шел к Ки­ноп­су, чтобы уго­во­рить его прий­ти в го­род и ото­мстить Апо­сто­лу. Волхв не по­же­лал по­ки­нуть свою пу­сты­ню, но по­обе­щал по­слать де­мо­на, по­ру­чив ему схва­тить ду­шу Иоан­на, и при­не­сти ее ему. Иоанн же, из­да­ле­ка уви­дев при­бли­жа­ю­ще­го­ся де­мо­на, свя­зал его сво­им сло­вом и из­верг во тьму внеш­нюю. Ки­нопс по­слал еще од­но­го бе­са, но и тот не вер­нул­ся. На­ко­нец, волхв от­пра­вил к Иоан­ну двух бе­сов, чтобы один на­пал на свя­то­го, а вто­рой со­об­щил хо­зя­и­ну о судь­бе пер­во­го. Иоанн сно­ва из­верг бе­са, и ко­гда Ки­нопс узнал от вто­ро­го, что про­изо­шло, то сам от­пра­вил­ся в го­род по­ка­зать лю­дям свою си­лу и уни­что­жить Иоан­на. Разъ­ярен­ный волхв за­ста­вил жи­те­лей по­ве­рить, что ему уда­лось вос­кре­сить тро­их умер­ших го­ро­жан: пе­ред взо­ра­ми тол­пы пред­ста­ли при­зра­ки в ви­де тех усоп­ших, по­сле че­го все вос­сла­ви­ли Ки­ноп­са. Волхв стал по­хва­лять­ся сво­ей вла­стью пе­ред апо­сто­лом Иоан­ном, но апо­стол спо­кой­но от­ве­тил: «Все твои зна­ме­ния ско­ро пре­вра­тят­ся в ни­что», и при­зра­ки ис­чез­ли. Род­ствен­ни­ки и дру­зья усоп­ших по­ду­ма­ли, что вос­крес­шие сно­ва ушли в стра­ну смер­ти, и в яро­сти на­ки­ну­лись на Иоан­на. Его из­би­ли и бро­си­ли, ре­шив, что он мертв. В ту ночь Про­хор и Ми­рон, при­дя за его те­лом, уви­де­ли, что он не толь­ко жив, но сто­ит, пре­кло­нив ко­ле­на, на мо­лит­ве на том са­мом ме­сте, где его из­би­ва­ли.

Вско­ре по­сле то­го Ки­нопс сно­ва по­до­шел к нему на бе­ре­гу мо­ря и, него­дуя на то, что он про­дол­жа­ет про­по­ве­до­вать, за­кри­чал, что по­сра­мит его. Волхв при­ка­зал на­ро­ду: «Возь­ми­те его и не от­пу­скай­те ни его, ни осталь­ных, по­ка я не воз­вра­щусь в сла­ве». По­том прыг­нул в мо­ре и ис­чез из ви­ду. Ко­гда он скрыл­ся в вол­нах, Иоанн про­стер кре­сто­об­раз­но ру­ки и по­мо­лил­ся о том, чтобы Ки­нопс, этот ве­ли­кий об­ман­щик, на­все­гда остал­ся в мор­ской без­дне и чтобы ни­кто боль­ше не уви­дел его сре­ди жи­вых. Иоанн окон­чил мо­лить­ся, и в то же мгно­ве­ние по­слы­шал­ся страш­ный удар гро­ма, мо­ре взвол­но­ва­лось, но Ки­нопс не по­яв­лял­ся. То­гда род­ствен­ни­ки тех тро­их усоп­ших опять по­пы­та­лись убить Иоан­на, кри­ча, что он кол­дов­ством за­ста­вил Ки­ноп­са и их род­ных ис­чез­нуть. Од­на­ко все осталь­ные в тол­пе на­ста­и­ва­ли, что на­до до­ждать­ся воз­вра­ще­ния волх­ва.

На­род ждал на бе­ре­гу три дня и три но­чи, не ре­ша­ясь ра­зой­тись, по­сколь­ку волхв ве­лел им оста­вать­ся на том ме­сте. Лю­ди тяж­ко стра­да­ли от па­ля­ще­го солн­ца, го­ло­да и жаж­ды, и в кон­це кон­цов у них умер­ли трое ма­лень­ких де­тей. Опе­ча­лен­ный тем, с ка­кой лег­ко­стью они под­да­лись на об­ман, и скор­бя об оже­сто­че­нии их сер­дец, Иоанн мо­лил­ся Гос­по­ду об их спа­се­нии, про­ся их разой­тись по до­мам и по­есть. Вла­стью Хри­сто­вой он вос­кре­сил умер­ших де­тей, и лю­ди, осо­знав, что волхв об­ма­нул их, упа­ли к но­гам апо­сто­ла, на­зы­вая его учи­те­лем. Иоанн воз­вра­тил­ся до­мой вме­сте с Ми­ро­ном и на сле­ду­ю­щий день успо­ко­ил на­род, об­ра­тил­ся к нему с уве­ще­ва­ни­ем и мно­гих кре­стил. За вре­мя пре­бы­ва­ния Иоан­на на Пат­мо­се по­чти все жи­те­ли ост­ро­ва об­ра­ти­лись ко Хри­сту.

В 96 го­ду им­пе­ра­тор До­ми­ци­ан пал от рук убийц, на рим­ский трон взо­шел им­пе­ра­тор Нер­ва (96–98 гг.), ко­то­рый не же­лал ни пре­пят­ство­вать рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ско­го уче­ния, ни пре­сле­до­вать са­мих хри­сти­ан. По­лу­чив бла­го­при­ят­ные све­де­ния об Иоанне, но­вый им­пе­ра­тор и рим­ский се­нат ан­ну­ли­ро­ва­ли при­го­вор До­ми­ци­а­на и осво­бо­ди­ли Иоан­на. По­лу­чив сво­бо­ду, Иоанн спо­до­бил­ся ви­де­ния, в ко­то­ром Гос­подь ска­зал ему, что на­ста­ло вре­мя вер­нуть­ся в Ефес, и они с Про­хо­ром при­го­то­ви­лись к от­плы­тию. Од­на­ко хри­сти­ане Пат­мо­са ни­как не хо­те­ли от­пус­кать их и, как ска­за­но в жи­тии свя­то­го Иоан­на, за­пи­сан­ном Про­хо­ром, про­си­ли его оста­вить им пись­мен­ное из­ло­же­ние хри­сти­ан­ской ве­ры, чтобы им не от­кло­нять­ся от ис­тин­но­го уче­ния.

Иоан­на рас­тро­га­ла эта прось­ба. Они с Про­хо­ром, взой­дя на пус­тын­ный холм и на­ло­жив на се­бя пост, ста­ли мо­лить­ся. На тре­тий день Иоанн по­слал Про­хо­ра в го­род за чер­ни­ла­ми и бу­ма­гой и ве­лел вер­нуть­ся через два дня. Ко­гда Про­хор воз­вра­тил­ся, апо­стол по­про­сил его встать спра­ва от се­бя. Вне­зап­но раз­дал­ся рас­кат гро­ма, за­свер­ка­ла мол­ния, за­дро­жа­ла зем­ля. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю, но Иоанн под­нял его, ска­зав: «Сядь у ме­ня по пра­вую сто­ро­ну». По­сле это­го он про­дол­жил мо­лит­ву и ве­лел за­пи­сы­вать его сло­ва. Он сто­ял, гля­дя в небо, а по­том от­верз уста и за­го­во­рил: «В на­ча­ле бы­ло Сло­во, и Сло­во бы­ло у Бо­га, и Сло­во бы­ло Бог...». Так на­чи­на­ет­ся Еван­ге­лие от Иоан­на. Про­хор пи­шет, что они про­ве­ли то­гда на хол­ме два дня. Вер­нув­шись в го­род, Про­хор пе­ре­пи­сал все эти свя­тые сло­ва, чтобы оста­вить од­ну ко­пию на Пат­мо­се, а вто­рую от­дать Иоан­ну, от­прав­ляв­ше­му­ся в Ефес.

Свя­щен­ное Пре­да­ние и цер­ков­ные пи­са­те­ли пер­вых ве­ков – свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­скийОри­ген, свя­той Ири­ней и Ев­се­вий – утвер­жда­ют, что Апо­ка­лип­сис, по­след­няя кни­га ка­но­ни­че­ско­го Свя­щен­но­го Пи­са­ния, так­же бы­ла на­пи­са­на свя­тым Иоан­ном на ост­ро­ве Пат­мос, и что в ро­ли пис­ца и на этот раз вы­сту­пал Про­хор. Уда­лив­шись в уеди­нен­ную пе­ще­ру, апо­стол Иоанн сна­ча­ла про­жил там де­сять дней с Про­хо­ром, а по­том де­сять дней один, в по­сте и мо­лит­ве. Ему был глас с небес, ко­то­рый ска­зал, что при­дет­ся по­до­ждать по­след­ние де­сять дней, и то­гда он по­лу­чит от­кро­ве­ние от Бо­га. Ко­гда вер­нул­ся Про­хор, Иоанн на­чал дик­то­вать ве­ли­кое и та­ин­ствен­ное от­кро­ве­ние Апо­ка­лип­си­са, сим­во­ли­че­ски опи­сы­ва­ю­щее со­бы­тия, ко­то­рые долж­ны про­изой­ти в кон­це вре­мен. Та пат­мос­ская пе­ще­ра, в ко­то­рой апо­стол по­лу­чил От­кро­ве­ние, сей­час на­хо­дит­ся под стро­е­ни­я­ми мо­на­сты­ря Апо­ка­лип­си­са и яв­ля­ет­ся хра­мом в честь апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой пе­ще­ре па­лом­ни­кам по­ка­зы­ва­ют ме­сто, на ко­то­ром во вре­мя сна по­ко­и­лась го­ло­ва апо­сто­ла, а так­же ме­сто, где обыч­но ле­жа­ла его ру­ка. В по­тол­ке пе­ще­ры вид­на та са­мая трой­ная рас­ще­ли­на, сквозь ко­то­рую до него до­нес­ся «гром­кий го­лос, как бы труб­ный», воз­ве­щав­ший от­кро­ве­ние.

Вот как на­чи­на­ет­ся Апо­ка­лип­сис:

«Я, Иоанн, брат ваш и со­участ­ник в скор­би и в цар­ствии и в тер­пе­нии Иису­са Хри­ста, был на ост­ро­ве, на­зы­ва­е­мом Пат­мос, за сло­во Бо­жие и за сви­де­тель­ство Иису­са Хри­ста. Я был в ду­хе в день вос­крес­ный, и слы­шал по­за­ди се­бя гром­кий го­лос, как бы труб­ный, ко­то­рый го­во­рил: Я есмь Аль­фа и Оме­га, Пер­вый и По­сле­дний; то, что ви­дишь, на­пи­ши в кни­гу и по­шли церк­вам, на­хо­дя­щим­ся в Асии: в Ефес, и в Смир­ну, и в Пер­гам, и в Фиа­ти­ру, и в Сар­дис, и в Фила­дель­фию, и в Ла­оди­кию» (Откр.1:9-11).

Апо­стол про­дик­то­вал текст, пол­ный пред­зна­ме­но­ва­ний и тайн, обо­зна­чен­ных лишь на­ме­ка­ми и до кон­ца из­вест­ных толь­ко Бо­гу, и за­кон­чил его сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми:

«Я, Иисус, по­слал Ан­ге­ла Мо­е­го за­сви­де­тель­ство­вать вам сие в церк­вах. Я есмь ко­рень и по­то­мок Да­ви­да, звез­да свет­лая и утрен­няя. И Дух и неве­ста го­во­рят: при­и­ди! И слы­шав­ший да ска­жет: при­и­ди! Жаж­ду­щий пусть при­хо­дит, и же­ла­ю­щий пусть бе­рет во­ду жиз­ни да­ром. (...) Сви­де­тель­ству­ю­щий сие го­во­рит: ей, гря­ду ско­ро! Аминь. Ей, гря­ди, Гос­по­ди Иису­се!» (Откр.22:16-17, 20)

Апо­ка­лип­сис – это осо­бая кни­га, ис­пол­нен­ная ми­сти­че­ской глу­би­ны, си­лы и об­раз­но­сти. Из всех книг Но­во­го За­ве­та ее од­ну не чи­та­ют вслух на пра­во­слав­ных служ­бах. Текст От­кро­ве­ния Иоан­на Бо­го­сло­ва не вклю­чен в го­до­вой круг бо­го­слу­же­ния. Над сим­во­ла­ми Апо­ка­лип­си­са лю­ди раз­мыш­ля­ют ве­ка­ми, и все же его смысл пол­но­стью от­кро­ет­ся лишь во вре­мя Вто­ро­го При­ше­ствия Хри­сто­ва. Сре­ди книг Но­во­го За­ве­та есть так­же три по­сла­ния свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва.

Апо­стол воз­вра­тил­ся в Ефес и сно­ва оста­но­вил­ся в до­ме Дом­на, юно­ши, ко­то­рый вос­крес из мерт­вых по его мо­лит­ве. Его отец, Ди­о­ско­рид, к то­му вре­ме­ни уже умер, но сам Домн ра­душ­но при­ни­мал свя­то­го у се­бя в Ефе­се до кон­ца его дней. Пу­те­ше­ствуя по го­ро­дам Ма­лой Азии, апо­стол Иоанн про­дол­жал учить и кре­стить на­род во имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский († 217) в про­по­ве­ди под на­зва­ни­ем «Бо­гач в по­ис­ках веч­ной жиз­ни» рас­ска­зы­ва­ет од­ну осо­бен­но тро­га­тель­ную ис­то­рию, в ко­то­рой вид­на пас­тыр­ская лю­бовь апо­сто­ла Иоан­на к сво­е­му сло­вес­но­му ста­ду. По воз­вра­ще­нии в Ефес Иоанн встре­тил кра­си­во­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, имев­ше­го на­клон­ность к доб­рым де­лам и изу­че­нию ду­хов­ных пред­ме­тов. Апо­стол оста­вил его на по­пе­че­ние мест­но­го епи­ско­па, по­ру­чив ему обу­чить юно­шу ос­но­вам ве­ры, а сам от­пра­вил­ся даль­ше. Эта ис­то­рия, из­вест­ная под на­зва­ни­ем «Свя­той Иоанн и раз­бой­ник», име­ет сле­ду­ю­щее про­дол­же­ние:

А по­том слу­чи­лось так, что некие празд­ные и бес­пут­ные юно­ши, по­знав­шие зло, раз­вра­ти­ли это­го но­во­об­ра­щен­но­го хри­сти­а­ни­на и уве­ли его от епи­ско­па, по­тра­тив ра­ди него мно­го де­нег на раз­вле­че­ния, и вско­ре они уже бес­чин­ство­ва­ли на боль­шой до­ро­ге. Юно­ша ушел с ни­ми... и со вре­ме­нем стал у них гла­ва­рем, са­мым же­сто­ким и кро­ва­вым из всех.

Про­шли го­ды, и вот как-то раз пре­сви­те­ры той церк­ви по­зва­ли к се­бе апо­сто­ла Иоан­на, чтобы об­су­дить с ним цер­ков­ные де­ла. В кон­це бе­се­ды апо­стол ска­зал епи­ско­пу: «А те­перь про­шу те­бя вер­нуть мне то со­кро­ви­ще, ко­то­рое Спа­си­тель и я по­ру­чи­ли тво­им за­бо­там». Епи­скоп сму­тил­ся. Он по­ду­мал, что свя­той Иоанн го­во­рит о ка­ких-то вве­рен­ных ему день­гах, но не мог вспом­нить, и в то же вре­мя не мог не ве­рить сло­вам апо­сто­ла. То­гда Иоанн ска­зал: «Я про­шу вер­нуть мне то­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го оста­вил на те­бя». Ста­рень­кий епи­скоп с пла­чем и сте­на­ни­я­ми от­ве­тил: «Тот юно­ша мертв». Иоанн спро­сил: «Как он умер?» «Он умер для Бо­га, – ска­зал епис­коп, – он по­гру­зил­ся во зло. Стал раз­бой­ни­ком и жи­вет те­перь вон на той го­ре на­про­тив церк­ви, и с ним шай­ка раз­бой­ни­ков».

Апо­стол разо­рвал на се­бе одеж­ды, уда­ряя се­бя по го­ло­ве, стал пла­кать и вы­кри­ки­вать: «Я оста­вил ду­шу бра­та в на­деж­ных ру­ках! При­ве­ди­те мне ло­шадь, и пусть кто-ни­будь по­ка­жет мне до­ро­гу, я иду к нему».

Иоанн сел на ло­шадь и пря­мо из церк­ви, как был, по­ехал на ту го­ру. У раз­бой­ни­ков на го­ре бы­ли вы­став­ле­ны по­сты, и как толь­ко Иоанн по­явил­ся в по­ле их зре­ния, его схва­ти­ли. Он не пы­тал­ся осво­бо­дить­ся и ни­че­го у них не про­сил, лишь ска­зал: «От­ве­ди­те ме­ня к ва­ше­му гла­ва­рю. Я при­шел по­ви­дать­ся с ним». Гла­варь ждал его, во­ору­жен­ный до зу­бов. Уви­дев Иоан­на, он от­вер­нул­ся, сты­дясь, и по­бе­жал прочь. Иоанн стал кри­чать ему вслед: «Сы­нок, сы­нок, что ты бе­жишь от сво­е­го от­ца, ведь он стар и не во­ору­жен? Не стра­шись ни­че­го! Ты еще мо­жешь вой­ти в веч­ную жизнь! Я возь­му все твои гре­хи на се­бя пред Хри­стом! Ес­ли нуж­но, я умру за те­бя, как Гос­подь умер за нас! Вос­стань, ве­руй! Хри­стос по­слал ме­ня!» Раз­бой­ник низ­ко опу­стил го­ло­ву и бро­сил ору­жие, дро­жа всем те­лом и горь­ко пла­ча, и Иоанн со сле­за­ми об­нял его.

По­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни апо­стол Иоанн про­вел в стро­гом воз­дер­жа­нии, пи­та­ясь толь­ко хле­бом и во­дой и оде­ва­ясь в очень про­стые одеж­ды. Ко­гда он стал стар и немо­щен, уче­ни­ки но­си­ли его в храм, но он уже не мог го­во­рить дол­гих про­по­ве­дей, по­это­му на­став­лял толь­ко мест­ных епи­ско­пов, чтобы по­мочь им луч­ше ис­пол­нять их обя­зан­но­сти по­сле его кон­чи­ны. На­ко­нец, ко­гда си­лы со­всем по­ки­ну­ли его, го­во­рил лишь: «Дет­ки, лю­би­те друг дру­га,» непре­стан­но по­вто­ряя эти сло­ва. На во­прос, по­че­му он так де­ла­ет, он от­ве­чал: «Это – за­по­ведь Бо­жия, и ес­ли вы ее со­блю­де­те, это­го до­воль­но, чтобы вой­ти в жизнь веч­ную».

Ко­гда апо­сто­лу Иоан­ну бы­ло де­вя­но­сто пять лет, Гос­подь от­крыл ему, что дни его зем­ной жиз­ни со­чте­ны. Апо­стол вы­шел из до­ма ра­но утром, до рас­све­та, по­звал се­ме­рых уче­ни­ков, сре­ди ко­то­рых был и Про­хор, и по­про­сил их сле­до­вать за ним, за­хва­тив с со­бой ло­па­ты. Он при­вел их в од­но ме­сто за го­ро­дом и уеди­нил­ся для мо­лит­вы. Окон­чив мо­лит­ву, ска­зал: «Ко­пай­те ва­ши­ми ло­па­та­ми мо­ги­лу в фор­ме кре­ста в дли­ну мо­е­го ро­ста». По­том сно­ва по­мо­лил­ся и лег в мо­ги­лу, по­сле че­го об­ра­тил­ся к Про­хо­ру: «Про­хор, сы­нок, ты дол­жен ид­ти в Иеру­са­лим, где и за­кон­чит­ся твоя жизнь». Об­няв уче­ни­ков, он ска­зал: «Возь­ми­те зем­ли, ма­терь мою зем­лю, и укрой­те ме­ня». Они по­кры­ли его зем­лей до ко­лен, и он умо­лял их про­дол­жать и за­ко­пать его по шею. По­сле это­го про­из­нес: «При­не­си­те тон­кий по­кров и по­ло­жи­те мне на ли­цо, и по­про­щай­тесь со мной в по­след­ний раз, ибо в этой жиз­ни уже не уви­ди­те ме­ня». Он ото­слал их, бла­го­сло­вив, а они опла­ки­ва­ли сво­е­го воз­люб­лен­но­го от­ца и учи­те­ля.

Уче­ни­ки воз­вра­ти­лись в го­род в глу­бо­кой скор­би. Хри­сти­ане Ефе­са, узнав о слу­чив­шем­ся, умо­ля­ли от­ве­сти их к мо­ги­ле. Про­хор с дру­ги­ми уче­ни­ка­ми по­ве­ли их на то ме­сто, но Иоан­на там не ока­за­лось. Про­хор пи­шет: «То­гда мы вспом­ни­ли сло­ва Гос­по­да, ска­зан­ные апо­сто­лу Пет­ру: «Ес­ли Я хо­чу, чтобы он пре­был, по­ка при­ду, что те­бе [до то­го]?» (Ин.21:22) И мы вос­сла­ви­ли Бо­га, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Ко­е­му по­до­ба­ет сла­ва, честь и по­кло­не­ние во ве­ки ве­ков. Аминь».

Про­хор со­об­ща­ет так­же, что еже­год­но 8 мая на про­тя­же­нии мно­гих лет мо­ги­ла ис­то­ча­ла ми­ро, и лю­ди ис­це­ля­лись от бо­лез­ней по мо­лит­вам свя­то­го еван­ге­ли­ста Иоан­на.

Па­мять свя­то­го Иоан­на празд­ну­ет­ся 8 мая и 26 сен­тяб­ря, в день его кон­чи­ны.

По пре­да­нию, Про­хор стал епи­ско­пом Ни­ко­ми­дии. День его па­мя­ти – 28 июля.

Яв­ле­ния и чу­де­са апостола и евангелиста Иоан­на Богослова

И в гре­че­ской Си­нак­са­ри, и в рус­ских «Жи­ти­ях Свя­тых» свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го опи­са­ны слу­чаи яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и его по­мо­щи лю­дям.

Дог­мат о Свя­той Тро­и­це

Пер­вое из из­вест­ных нам яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на от­но­сит­ся к тре­тье­му ве­ку. Свя­той апо­стол Иоанн явил­ся пре­по­доб­но­му Гри­го­рию Неоке­са­рий­ско­му чу­до­твор­цу († 270). Пре­по­доб­ный Гри­го­рий был совре­мен­ни­ком свя­той Мак­ри­ны, ба­буш­ки свя­ти­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го и Гри­го­рия Нис­ско­го.

Во вре­ме­на свя­то­го Гри­го­рия Чу­до­твор­ца воз­ник­ли ере­си Са­ве­лия и Пав­ла Са­мо­сат­ско­го. Они еще не бы­ли осуж­де­ны цер­ков­ным со­бо­ром, и пре­по­доб­ный Гри­го­рий, глу­бо­ко обес­по­ко­ен­ный, мо­лил­ся о вра­зум­ле­нии, чтобы су­меть разо­брать­ся в этих уче­ни­ях и от­ли­чить ис­ти­ну от за­блуж­де­ний. Од­на­жды но­чью ему яви­лись Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца и свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов в об­ла­че­нии епи­скоп­ском. Они при­шли в си­я­нии Бо­же­ствен­но­го све­та, и Ма­терь Бо­жия, по­ка­зы­вая на Гри­го­рия, по­про­си­ла свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на на­учить его, как сле­ду­ет ис­по­ве­до­вать тай­ну Свя­той Тро­и­цы. Пре­по­доб­ный Гри­го­рий, как неко­гда Про­хор, соб­ствен­но­руч­но за­пи­сал те сло­ва, что про­дик­то­вал ему свя­той апо­стол Иоанн. По сви­де­тель­ству свя­ти­те­ля Гри­го­рия Нис­ско­го, ори­ги­нал этой за­пи­си по­том дол­гие го­ды хра­нил­ся Неоке­са­рий­ской Цер­ко­вью. Это ис­по­ве­да­ние при­ни­ма­ли как ис­тин­ное от­цы-кап­па­до­кий­цы, свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий, свя­ти­тель Гри­го­рий На­зи­ан­зин и свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский, оно во­шло в ран­ний пе­ре­вод ра­бо­ты Ев­се­вия "Ис­то­рия Церк­ви”, на­пи­сан­ной в чет­вер­том ве­ке. Его одоб­рил Пя­тый Все­лен­ский Со­бор 523 го­да.

Вот текст это­го от­кро­ве­ния:

Един Бог, Отец Сло­ва Жи­ва­го, Пре­муд­ро­сти ипо­стас­ной и Си­лы и Об­ра­за веч­на­го, со­вер­шен­ный Ро­ди­тель Со­вер­шен­на­го, Отец Сы­на Еди­но­род­но­го. Един Гос­подь, еди­ный от еди­но­го, Бог от Бо­га, На­чер­та­ние и Об­раз Бо­же­ства, Сло­во дей­ствен­ное, Пре­муд­рость, объ­ем­лю­щая со­став все­го, и зи­жди­тель­ная Си­ла все­го со­тво­рен­на­го, ис­тин­ный Сын ис­тин­на­го От­ца, Неви­ди­мый Неви­ди­ма­го, и Нетлен­ный Нетлен­на­го и Бес­смерт­ный Бес­смерт­на­го и Веч­ный Веч­на­го. И един Дух Свя­тый, от Бо­га име­ю­щий бы­тие и чрез Сы­на явив­ший­ся [т.е. ­лю­дям], Об­раз Сы­на, Со­вер­шен­ный Со­вер­шен­на­го, Жизнь, Ви­нов­ник жи­ву­щих, [Ис­точ­ник свя­тый], Свя­тость, По­да­тель освя­ще­ния, в Нем же яв­ля­ет­ся Бог Отец, су­щий над всем и во всем, и Бог Сын, ко­то­рый чрез все. Тро­и­ца со­вер­шен­ная, сла­вою и веч­но­стью и цар­ством нераз­де­ля­е­мая и неот­чуж­да­е­мая. По­се­му нет в Тро­и­це ни­че­го ни со­тво­рен­на­го или слу­жеб­на­го, ни при­вне­сен­на­го, как бы преж­де не быв­ша­го, по­том же при­в­зо­шед­ша­го; ибо ни Отец ни­ко­гда не был без Сы­на, ни Сын без Ду­ха, но непре­лож­на и неиз­мен­на – все­гда та же Тро­и­ца.

Мо­ло­дой ико­но­пи­сец

Вто­рой слу­чай взят из Про­ло­га. В од­ном ма­ло­азий­ском го­ро­де жил мо­ло­дой хри­сти­а­нин, в обя­зан­но­сти ко­то­ро­го вхо­дил уход за гу­ся­ми. У во­рот го­ро­да ви­се­ла ико­на свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и юно­ша каж­дый день про­хо­дил ми­мо нее утром и ве­че­ром со сво­и­ми гу­ся­ми. В про­сто­те серд­ца он ре­шил по­пы­тать­ся на­ри­со­вать по­доб­ную ико­ну и дол­го пы­тал­ся это сде­лать, ри­суя ее на пес­ке, но все его дол­гие по­пыт­ки не увен­ча­лись успе­хом.

Од­на­жды, ко­гда юно­ша пас гу­сей, к нему по­до­шел незна­ко­мый че­ло­век и, узнав о его же­ла­нии на­пи­сать ико­ну, дал ему ре­ко­мен­да­тель­ное пись­мо к кон­стан­ти­но­поль­ско­му при­двор­но­му ико­но­пис­цу с прось­бой обу­чить его ико­но­пи­си. Юно­ша от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль и под неви­ди­мым ру­ко­вод­ством свя­то­го Иоан­на вско­ре пре­взо­шел сво­е­го учи­те­ля в ико­но­пис­ном ис­кус­стве.

Это, по-ви­ди­мо­му, очень древ­няя ис­то­рия, по­сколь­ку свя­той ­апо­стол Иоанн, как и свя­той апо­стол Лу­ка, из­древ­ле счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем ико­но­пис­цев. На­при­мер, в учеб­ни­ках ико­но­пи­си сем­на­дца­то­го ве­ка мы на­хо­дим сле­ду­ю­щую мо­лит­ву апо­сто­лу Иоан­ну:

«О свя­тый апо­сто­ле и еван­ге­ли­сте Иоанне Бо­го­сло­ве! Ты, при­па­дав­ший ко Хри­сту на Тай­ной Ве­че­ре, да­руй мне зна­ние и по­мо­ги пи­сать бо­го­угод­но, как ты по­мог то­му пас­ту­ху, что чер­тил на пес­ке твой об­раз».

По све­де­ни­ям, со­дер­жа­щим­ся в "Ве­ли­ком Си­нак­са­ри”, "Жи­ти­ях Свя­тых” свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го и да­же жи­ти­ях бо­лее позд­них свя­тых бы­ло мно­го слу­ча­ев, ко­гда свя­той апо­стол Иоанн яв­лял­ся, ино­гда вме­сте с Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей, чтобы ока­зать по­мощь или дать со­вет. Он при­хо­дил, на­при­мер, к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту (па­мять 13 но­яб­ря), свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме (14 но­яб­ря), пре­по­доб­но­му Ав­ра­амию Ро­стов­ско­му (29 ок­тяб­ря), стар­цу Мат­фею (12 ап­ре­ля) (см. в жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го) и пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му Са­ров­ско­му (2 ян­ва­ря), ко­то­ро­му, как и лю­би­мо­му уче­ни­ку свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при кре­ще­нии бы­ло да­но имя Про­хор.

С жиз­нью свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста свя­за­но два слу­чая яв­ле­ния свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В пер­вый раз апо­стол Иоанн Бо­го­слов по­ве­дал пра­вед­но­му ино­ку Ис­и­хию, что Зла­то­уст станет из­бран­ным хра­мом Свя­то­го Ду­ха и по­слу­жит де­лу спа­се­ния и освя­ще­ния лю­дей. В кон­це жиз­ни сам свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст удо­сто­ил­ся по­се­ще­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. Апо­стол ­из­ве­стил его о ско­рой кон­чине и о том, что пе­ред ним от­кро­ют­ся вра­та рая.

В яв­ле­нии свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме Иоанн Бо­го­слов ­ска­зал: "Во­лею Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы, от­ныне я непре­стан­но бу­ду с ­то­бой”.

В жи­тии пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия Ро­стов­ско­го го­во­рит­ся, что свя­той апо­стол Иоанн при­шел к нему и дал ему свой по­сох, чтобы со­кру­шить язы­че­ско­го идо­ла Ве­ле­са в го­ро­де Ро­сто­ве и раз­бить его в прах.

В жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го есть сле­ду­ю­щий эпи­зод: бла­го­че­сти­во­му стар­цу Мат­фею, по­стро­ив­ше­му оби­тель для свя­той Афа­на­сии с сест­ра­ми, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов явил­ся во вре­мя ли­тур­гии. Двое со­слу­жив­ших Мат­фею свя­щен­ни­ков так­же ви­де­ли свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на.

Од­на­жды в Са­ров­ском мо­на­сты­ре тя­же­ло за­бо­лел во­дян­кой и на три с по­ло­ви­ной го­да ока­зал­ся при­ко­ван к по­сте­ли по­слуш­ник Са­ров­ско­го мо­на­сты­ря Про­хор, бу­ду­щий пре­по­доб­ный Се­ра­фим. Он чув­ство­вал, что ско­ро умрет, но по­сле при­ня­тия Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин спо­до­бил­ся ви­де­ния Ма­те­ри Бо­жи­ей, свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва и свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. Ма­терь Бо­жия ска­за­ла осталь­ным: "Сей от ро­да на­ше­го” и ис­це­ли­ла его.

Св. апо­стол Иоанн Бо­го­слов яв­лял­ся и пра­вед­ни­кам два­дца­то­го ве­ка, в том чис­ле от­цу Ни­ко­ла­су Пла­на­су и мо­ло­дой мо­на­хине Маг­да­лине из оби­те­ли свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва в Афи­нах. Она бо­ле­ла ра­ком, и явив­ши­е­ся ей Бо­го­ро­ди­ца, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов и свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский ис­це­ли­ли ее.

См. так­же: «Жи­тие свя­то­го Апо­сто­ла и Еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Па­мять свя­то­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Со­бор свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных две­на­дца­ти Апо­сто­лов» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

https://azbyka.ru/days/sv-ioann-bogoslov

Категория: Православный календарь. | Просмотров: 12 | Добавил: dad | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]